ORATOR.RUКурсы ораторского искусстваЦицерон
телефоны






ИСТОРИИ

Масштабы людей разные

Несмотря на то, что Ганнибал нанес римлянам сокрушительное поражение в битве при Каннах, он медлил с походом на Рим, упустил время и, таким образом, дал Риму возможность восстановить силы. По мнению многих историков, это промедление Ганнибала стало его роковой ошибкой, т.к. впоследствии римляне окрепли и одержали ряд побед над карфагенянами в Италии, а затем перенесли военные действия в Африку. В решающем сражении при Заме армия Ганнибала была разбита римским полководцем Сципионом Африканским (Старшим). Таким образом, многовековое противостояние Рима и Карфагена завершилось победой Рима.

Карфаген был вынужден подписать с Римом мирный договор на тяжелых для себя условиях. Римляне обязали карфагенян сократить армию до минимума, сжечь военный флот и оставить только десять кораблей. Кроме того, Карфаген не имел права воевать с кем бы то ни было без разрешения Рима. А также обязан был выплачивать Риму огромную контрибуцию.

Когда карфагенские сенаторы узнали, какой астрономический штраф наложили на них римляне, то всполошились не на шутку. Они поняли, что один лишь карфагенский народ эту лямку не потянет, и им тоже придется раскошелиться, поэтому приуныли. И развели в Сенате нюни по поводу непомерных контрибуций. Слушая их скорбные речи, Ганнибал вдруг расхохотался. В сенате были сильны антиганнибальские настроения и его обвинили в том, что он неуместно ржет, словно конь в то время, когда страна находится в тяжелом положении. Ганнибал, который в отличие от многих сенаторов был настоящим патриотом, ответил им:

«Если бы вы могли видеть мое сердце так же, как вы видите мое лицо, вы знали бы, что мой смех вырвался не из радостного сердца, но из сердца, обезумевшего от горя. И всё же мой смех не столь безрассуден, как ваши слезы. Вам следовало плакать, когда у нас отобрали оружие и сожгли корабли. Но нет, вы безмолвствовали, видя, как грабят отчизну. А теперь вы сокрушаетесь, как будто наступил конец Карфагена, потому что вам приходится оплачивать часть контрибуции из собственного кошелька. Боюсь, что очень скоро вы сочтете это наименьшим несчастьем из тех, которые вам еще предстоит пережить». (Д.Линдсей, «Ганнибал»).

Люди не терпят критики и не любят слушать неприятную правду. Поэтому сенаторы его чуть не убили за такие слова. Надо заметить, что слова Ганнибала были не только правдивыми, но и оказались пророческими, ведь Карфаген вскоре был стерт с лица Земли.

Карфаген проиграл. Наверно одна из причин его краха была в том, что в его правительстве было мало людей, которые, подобно Ганнибалу, заботились о могуществе страны. Больше было тех, которые в первую очередь преследовали свои шкурные интересы: спешили отстроить роскошные особняки, обзавестись крупным рогатым скотом или выбить у римских послов торговые заказы. Это недальновидно и откровенно глупо, когда члены экипажа «Титаника» озабочены не спасением тонущего судна, а обустройством собственных кают.

Так было раньше, такое мы можем видеть и сейчас – когда многие чиновники и политики стремятся набить собственные карманы, действуя даже в ущерб собственной стране, словно паразиты. Так поступают люди мелкого масштаба, которые тонут в пучине Истории. И только люди большого калибра, имеющие латеральное мышление, могут быть великими, ибо свой личный успех отождествляют с успехами своей страны. Именно такие люди триумфально входят в Историю через парадные ворота.

Если бы Ганнибал тратил энергию своей жизни не на масштабные проекты, а на личное обогащение (как это делало большинство карфагенских сенаторов), то быть ему не великим полководцем, а одним из тысяч тех безликих чиновников, казнокрадов и взяточников, которые во все времена стадами паразитируют на теле государства.

Феликс Кирсанов

Вернуться к оглавлению